22:08 

Название: Time.
Автор: Принц Парадокс
Бета: -
Пейринг: Шерлок/Майкрофт
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13 (слэш)
Статус: закончен.
От автора: крошечное au по отношению к первой серии второго сезона, потому что:
Саммари: «В этот вечер Шерлок не позвонит никогда. »

Если бы Майкрофта спросили, что он думает о встрече Рождества в одиночестве – он бы поставил этого человека на место парой фраз.
Он думает, это мог бы спросить дружок его брата, этот… Уотсон. Это мог бы спросить таинственный незнакомец на улице и, наконец, Шерлок. Шерлок спросил бы с издевкой.
Но никто никогда не спросит. В итоге Майкрофт ставит на место сам себя; «Да, - думает он, глядя, как колышутся языки пламени в камине, - все в порядке. Это твое тридцать шестое Рождество и ты мог бы смириться».
Майкрофт усмехается. Он устал и, пожалуй, ненавидит сейчас, что вечера двадцать пятого декабря, почему-то, никогда не забиты работой.
Когда его мозг не занят работой, всеми этими цифрами, расчетами, схемами и ходами, людьми, которые останутся в его памяти и документах «под грифом», он начинает думать о том, что же в его собственной жизни когда-то пошло не так.
Однажды, когда Майкрофт видит в обществе своего брата человека по имени Джон («Боже, почему он смотрит на него так?» - кривится старший Холмс, остервенело ревнуя – подумать только – к собственному брату), он понимает, что кое-что точно пошло не так.
В тот вечер, отъезжая от университета в отблесках красно-синих огней, Майкрофт вспоминает, как тонко, как особенно значительно звучали струны первой скрипки младшего Холмса. «Что можешь ты знать об этом, Джон Уотсон?».
В этот вечер Шерлок не позвонит никогда.
Может быть, вскоре пришлет смс какая-нибудь из его Антей, да и начальство его, вообще-то, ценит… Ценит настолько, что всегда с трепетом относится к личной жизни Майкрофта Холмса, которой у него нет. Наутро Майкрофту принесут подарок. Такой же бесполезный, как и все предыдущие, и все следующие от его начальства.
А пока Холмс думает, глядя на огонь, что с бОльшим чувством (пусть даже чувство это - презрение) отнесся бы к какой-нибудь нелепой открытке из первого супермаркета, приобретенной в спешке и может быть, даже не ему, но с лаконичной до консерватизма подписью его брата.
Маленький, несвойственный Холмсам жест. Майкрофт и сам знает, что ни он сам, ни Шерлок не сделали бы ничего подобного.
Что-то пошло не так уже давным-давно.
Когда Шерлок неожиданно для Майкрофта пережил шестнадцать лет, то есть, когда тому было семнадцать или чуть больше, он пришел домой к своему старшему брату. Один-единственный раз.
Летний ливень, синие сумерки и Шерлок. Исцарапанная ткань кожаной куртки, растянутая старая футболка с многозначительным «Ooops!», джинсы с цепочками, прилипшие к светлому высокому лбу черные спутанные кудри - одна сплошная ломаная линия, квинтэссенция воспоминаний того вечера в этом образе.
Майкрофту было двадцать четыре, и он мог себе позволить быть недостаточно догадливым.
Шерлок смотрел на него одержимо и безразлично, и решительно, и строго, и без единой мысли в глазах, затопленных чернотой расширенных зрачков.
Майкрофт успел скривиться. Майкрофт успел сказать «О, боже» (и все следующие годы корить себя за это безжалостно).
Шерлок перешагнул его порог, как будто перешагивал границу государства, стоя под прицелами пограничников.
- Я люблю тебя, - шепнул он, обхватывая лицо Майкрофта мокрыми ладонями.
Овчарки пограничников залаяли, срываясь с поводков. Это был запах наркотиков, запах запретного; может быть, чего-то вроде взрывчатки? Один странный-странный младший брат вечером дождливого июля тысяча девятьсот девяносто девятого – сотни сотен килограмм в тротиловом эквиваленте. Смертельная доза наркоты в драных джинсах.
Майкрофтовы внутренние собаки чуяли это на раз-два.
- Ты мог бы быть более предсказуемым ради моего блага.
Шерлок целовал его нежнее, чем все подруги Майкрофта, вместе взятые. Ему казалось, что он целует его осмысленно. Это, конечно, никогда не было правдой.
- О, боже, - выдохнул он едва-едва.
Подобных прецедентов в его опыте не находилось. Целая пропасть того, что мог и что не мог сделать его младший брат. Оказалось, что Майкрофт не знал о нем ничего.
Этот чертов поцелуй обнулил все и стал новой точкой отсчета в их отношениях.
Что ты можешь знать об этом, Джон Уотсон?
После этого Шерлок посмотрел на него так пристально, как не смотрел никогда до - и никогда после - все еще обнимая прохладными большими ладонями лицо своего никудышного старшего брата.
- Уходи, - вымолвил Майкрофт.
Больше ему не пришлось ничего говорить (никогда). Шерлок ушел сам, в молчании, в дождь; выбросился на улицу, жалкий, расстрелянный майкрофтовыми пограничниками живой труп.
Пожалуй, он и теперь после слов «Я люблю тебя» только лишь целует.
Откуда тебе об этом знать, Джон Уотсон?
И теперь Майкрофт Холмс встречает Рождество в одиночестве. Не то чтобы его это особенно сильно беспокоило. Не то чтобы за столько лет он к этому не привык.
Пятница, 06 января 2012

@темы: 2012, Sherlock BBC, fanfiction, Закончен

URL
   

Letters

главная